Понедельник, 12 августа 2019 07:22

Мы остались живы, или чего мне бояться?

Автор Ламонова Людмила
Оцените материал
(0 голосов)

Я бы всем, кто занимался бизнесом в 90-ые годы, ордена выдавала просто за то, что они остались живы. Статистику не знаю, но думаю, что много народу полегло в эти мирные годы на просторах нашей страны. Мне кажется, что если бы мне рассказали все то, что произойдет со мной за это время, я бы сразу руки на себя наложила. В конце 90- ых я вдруг поняла, что 10 лет я не слушала хорошую музыку, не смотрела хорошие фильмы, не ходила на выставки, а ходила на стрелки с бандитами, меня кидали на бабки, меня кидало государство, и я думала, как отдать бесконечные долги...

Мне недавно задали вопрос: «Чего я боюсь?» Интересно мне стало, чего я могу бояться после бизнеса в девяностые? В меня стреляли, сажали в подвал, брали в заложники... Чего я могу бояться?
Помню, как поставляли мы бензин в Дагестан. Перевели нам сто миллионов рублей, а мы, в свою очередь, перевели их на наш Орский нефтеперерабатывающий завод. А у них сломалось там что-то и сломалось так капитально, что мы опаздывали с поставками уже на 2 месяца. В Дагестане решили проверить, что тут у нас происходит, и прислали к нам ребятишек бритоголовых. Объяснила я им ситуацию, и решили мы поехать на завод, дабы разобраться в происходящем на месте. Приехали, направились к начальнику отдела сбыта. И направились не все шестеро, а я одна. Ну, сказала я ему, что если мы проблему не решим, я его лично пристрелю, ну мало ли что в сердцах не скажешь... Вопросы мы все быстро решили и уехали домой, слова грубого ему не сказали. А он, оказывается, перепугался, ночью попал с инфарктом в больницу, а днем накатал заявление в милицию.
Звонит мне утром директор моего Банка, где фирма моя была клиентом и просит срочно приехать в Банк. Зачем, не говорит, но сам ДИРЕКТОР!.. Я приехала. Меня брал ОМОН в составе 15 человек. На меня надели наручники, но вели до следственного комитета пешком, благо он был буквально в двух шагах.
Меня провели в кабинет к следователю, и тут я с изумлением узнала, что я являюсь руководителем преступной группировки, которая тянется от Оренбурга до Дагестана. Мне предлагали быстренько признаться, да и дело с концом. Я признаваться категорически отказалась и объяснила ситуацию. Тогда с меня начали требовать сведения о приезжих дагестанцах, как зовут, как выглядят. Ну откуда я могла это знать, да еще цвет глаз их рассмотреть. Поэтому восьмичасовой допрос выглядел примерно так: «За рулем парень был темноволосый, с карими глазами и вроде его Колян они называли, а рядом светленький такой, голубоглазый, вроде Дима. Да. Подождите, я же хочу как правильно вам все рассказать... Нет, за рулём рыжий был, его звали Рустам, у него глаза черные были. Точно - точно, а рядом с ним темненький. Да. А впрочем, нет, я вас обманывать не хочу. За рулём был с каштановыми волосами и глаза у него зеленые, и называли они его Васей...».
На восьмом часу допроса следователь позеленел и вернулся к теме Главы группировки, он выводил меня в коридор, уговаривая сознаться, потом мы вышли во дворик и он со всей доступной ему сердечностью проникновенно сказал: «Вот смотрите, вы уже устали, вам хочется отдохнуть, давайте сделаем так, вы сейчас признаетесь, что вы возглавляете группировку и пойдете домой. А если не сознаетесь, мне придется отправить вас в СИЗО».
Я и правда устала и снизошла: «Ладно. Сознаюсь». Он радостно помчался в кабинет, я его еле догнала. Мы сели. Он задал свой коронный вопрос: «Вы признаете, что являетесь главой преступной группировки?» И застыл в радостном предвкушении конца кошмарного действа. Я помолчала. Потом встала, вскинула голову и очень громко (чтобы хорошо записалось) торжественно произнесла: «Вы уговаривали меня сознаться в том, что я Глава бандитской группировки. И уговорили. Я очень хочу домой, как вы и обещали, если я совру. Но я Член Коммунистической партии Советского Союза. Коммунист не имеет права лгать, чем бы это ему не грозило. И моя совесть коммуниста не позволяет мне это сделать. Ведите меня в тюрьму, но врать я не буду. Я не Глава бандитов». Я села. Следователь сначала покраснел, потом посинел, потом пошел пятнами и только потом заорал: «Вон отсюда. Сержант, выкиньте ее на улицу, немедленно, вон!!!!!».
Сержант влетел в кабинет, я быстро, пока следователь не передумал, двинулась к выходу.
Надо сказать, что следователь несколько раз звонил мне, спрашивал, не вспомнила ли я чего-то новенького, а потом сообщил, что дело закрыто в связи с отсутствием состава преступления. Вероятно, он до сих пор думает, что более тупой дуры в жизни своей он не встречал.

Что еще вспомнить забавное из той жизни? Ну, вот например, задолжали мы денежку одной конторе, денег не было, но была у нас водка, хотелось отдать ее в счет долга, но здесь другая сторона водку почему-то брать не хотела. То ли с продажей не хотели возиться, то ли потому, что впарить ее мы пытались им дорого. Решили они конфликт разрулить более привычным для них путем. Меня и мужа остановили на улице и мужа попросили проехать с ними поговорить про долг. Какой переговорщик мой муж, я уже знала, и допустить этого не могла. Я сказала ребятам, что поеду я, а мужу приказала дуть домой. Муж ушел. Один из бандитов растерянно смотрел ему вслед, явно все пошло не по плану.
«Почему он не остался?». «Потому что», - ответила я, - поехали». По дороге он не совсем уверенно бубнил про то, как меня сейчас посадят в подвал, и через два часа я буду просить только об одном, чтобы меня скорее убили. Я слушала с недоумением, потом спросила: «Так вам деньги нужны или меня скорее убить? Вы выберите что-нибудь одно». До места мы ехали молча. Когда мы зашли в комнату, я и двое парней, и они снова затянули свою песню о том, как я буду просить меня убить, мне казалось все это каким-то ненатуральным. Как в плохом кино, да и слова все время повторялись, и мне очень хотелось подсказать им еще варианты беседы. Все это было довольно забавным с моей точки зрения. Я улыбнулась. Они разозлились. Это было еще смешнее, я засмеялась. Они орали и махали руками. Я смеялась. Я думала потом, почему они не применили все те угрозы, о которых так кричали и потом поняла. Человек на уровне ощущений всегда чувствует, когда другой человек его боится. Я явно не боялась и не просто не боялась, но и смеялась над ними. Значит, за мной стоит кто-то такой, что ... Черт его знает, что будет потом с ними. Но анализировала я это потом. А тогда мне и правда было смешно. Мы беседовали часа четыре. Ну как беседовали. Я не разговаривала, а просто смеялась, он орал, выбегал из комнаты, снова забегал и что-то очень страшное кричал. Было смешно. Второй смылся еще раньше. Наконец, в очередной раз он выскочил в коридор и заорал там своим ребятам: «Она чокнутая...Иди и подпиши договор на водку на ее условиях и чтобы она валила отсюда, и чтобы я больше никогда ее не видел». Потом пришли ребята с договорами, где стояла цена на водку как в магазине, мы все подписали и мирно разошлись. Я выполнила его просьбу, он меня больше никогда не видел.
Но самый серьезный эпизод, конечно, произошел в Москве, в гостинице «Россия». Мы тогда занимались поставками ГСМ по России и за рубеж. Делали это через Оренбургскую нефтяную компанию согласно договорам, а здесь большой объем должен был идти на Узбекистан, и договор надо было подписывать через Федеральное Министерство. К нам приехал представитель Фирмы покупателя, чтобы вместе лететь в столицу. А мы снимали под офис двушку в хрущевке прямо с мебелью бабушки, которая ее сдавала. Надо сказать, что вид был не особенно презентабельный. Вот входим мы в офис, я вижу, что впечатление не очень. Но... Нужно сделать некоторые пояснения. Мы работали с начальником отдела продаж оренбургских нефтяников, которого звали Борис Николаевич, а гараж арендовали у брата Черномырдина, который в то время командовал Правительством России.
Так вот. Только мы вошли в квартиру, секретарша встала нам навстречу и спросила: «Вам звонил Борис Николаевич, вас соединить, если он позвонит или сказать, что вы заняты»? Я увидела, как у моего спутника стали расширяться глаза. «Конечно. Соедини, ты что, это как раз по нашему вопросу».
Мы прошли в мой кабинетик, и почти сразу раздался в аппаратике на столе голос секретарши: «Борис Николаевич, соединяю». Я взяла трубку, мы поговорили о нашем приезде в Москву, он сообщил, что министр нас ждет, я это все повторила больше для собеседника. Не успела я положить трубку, как снова включился аппарат на столе и голос секретарши сказал: «Людмила Федоровна, извините, звонит Черномырдин, соединить?»
«Да конечно. Вы меня извините»?
«Да, да, конечно», - посетитель замахал руками.
«Извините, что задержали деньги, завтра вам все привезут прямо домой».
Собеседник смотрел во все глаза и подписал договор, почти не читая.
В Москву мы прилетели вместе с покупателем, но добирались до гостиницы отдельно. На всякий случай. Я прилетела со своей крышей, точнее, одним из них. Он прилетел вместе со своей невестой и поселился в отдельном номере, я жила одна в двухместном.
Не успела я созвониться с приемной министра, как раздался стук в дверь. На пороге стояли два мужика, один маленький, щуплый, такой живчик, второй полный, похожий на грузина. Я пригласила их в номер, они сели на стулья и разулыбались. Живчик сообщил, что он из охраны президента, а грузин, посредник, через которого мы будем заключать договор с министром. И они очень рады, что мы так оперативно подписали приложение к договору и привезли ли мы уже два миллиона долларов посреднических и, если привезли, они готовы их получить.
- Какое приложение? Какие два миллиона долларов?
Грузин протянул мне факсовую бумажку, где было написано, что мы обязуемся перед началом поставок топлива оплатить наличным расчетом два миллиона долларов посреднических. Под текстом стояла якобы моя подпись, подпись моего зама и подпись начальника охраны, которая, единственная, была похожа на оригинал. Я видела бумажку первый раз. Набрав телефон офиса, я услышала голос того самого начальника охраны.
Я спросила его о факсе. Он радостно подтвердил, что был факс, он его за всех подписал, потому что он закажет бронированный автомобиль, обеспечит охрану и привезет деньги в целости и сохранности.
- А деньги ты где возьмешь?
- Это я не знаю, мое дело вести до места.
- А зачем за меня подписал?
-Так я же знаю, что привезу. Я и по телефону сказал, что без проблем привезу.
Все было понятно. О чем с дураком разговаривать? Я повернулась к грузину.
- Я этот документ не подписывала. Предоплаты не будет.
Ребята заволновались. Через час ко мне зашел руководитель моей крыши. Я рассказала ему о том, что происходит. Разговор продолжился практически до самой ночи. Щупленький бегал по коридору и кому-то беспрерывно звонил. Грузин бубнил про доллары. Ближе к ночи щуплый подбежал ко мне и начал совать мне трубку: «Поговорите, это министр». Я взяла трубку и, услышав, что министр меня ждет для заключения договора, сказала, что приехать не могу, так как посредник меняет условия сделки. До двух часов ночи нас пытались уговорить и кнутом и пряником. Потом ушли, предупредив, что выйти из гостиницы «Россия» у нас не получится. Они забыли про телефон. В процессе общения Олег смотался в свой номер и созвонился со своим дядей, а тот связался с руководителем армянской диаспоры в Москве. Дело закрутилось. Но я об этом не знала.
Когда гости, наконец, ушли, я позвонила Покупателю и сказала, чтобы он улетал домой. Тот понял все сразу. Больше я его не видела никогда.
С утра нежданно-негаданно на нашу голову свалился начальник охраны. Зачем он прилетел, он, по-моему, не понимал сам. Его приезд капитально осложнил ситуацию. Не заставили себя ждать грузин с живчиком, а с ними явились еще двое, с удостоверениями сотрудников конторы. Мы с Олегом не успели образумить нашего охранника, который тупо твердил, что он хоть сейчас привезет два миллиона долларов.
Разговор вели, в основном, ребята из конторы. Они подробно и долго объясняли нам, что, если мы не привезем деньги, то нас отвезут в подмосковный лесок, зароют, а потом сами же нас найдут и получат по звездочке за раскрытия дела. И тут неожиданно для всех в разговор вклинился охранник.
- Да привезу я вам два миллиона. Легко. Хоть завтра.
Наши гости мгновенно взбодрились. Олег опять начал объяснять, что охранник имеет ввиду просто организацию перевозки денег, а денег у нас нет. Все началось снова. Живчик бегал по коридору и кому-то непрерывно звонил, грузин молча сидел в углу и шумно вздыхал, конторщики рассказывали о лесочке.
Минут через сорок охранник сказал:
- Да привезу я вам два миллиона. Легко. Хоть завтра.
Все оживились... Олег объяснил. Живчик начал звонить, грузин завздыхал, конторщики начали рассказывать о лесочке...
Когда, с точностью до звука, все повторилось раза четыре, мне уже стало смешно. И надоело мне это до чертиков. Я сказала: - Ребята, если мы привезем вам два миллиона, вы нас все равно зароете в лесу, так объясните мне, зачем нам везти деньги, чтобы нас убили. Я предпочитаю, чтобы нас убили бесплатно. Так что поехали в лесок, вы мне уже надоели.
Охранник заволновался:
- Да вы что, с ума сошли, привезу я вам два миллиона. Легко. Хоть завтра.
И все началось снова.
И когда я решила, что мы будем жить здесь вечно, тем более, что обратный самолет наш уже улетел, в номер вошел человек довольно колоритной внешности: высокий, широкоплечий, с седой волнистой шевелюрой, нос с горбинкой, с величественной осанкой. Все как-то автоматически встали и притихли. Незнакомец представился: - Глава Международной армянской диаспоры в Москве.
Не дав никому открыть рот, продолжил: - Я в курсе всего, что здесь происходит. Мне ничего не надо рассказывать. Более того, вся информация уже передана в наш американский офис. Радио «Свобода» уже готовит сенсационный материал о том, как окружение Президента России занимается вымогательствами и убийствами. Не думаю, что этот скандал понравится Президенту и предполагаю, что станет с вами. Советую купить билеты на самолёт и сегодня же проводить в аэропорт наших друзей и молитесь, чтобы они жили долго и счастливо.
Он кивнул нам: - Собирайте вещи. Повернулся к остальным: - А вы покупайте билеты. Всех как ветром сдуло.
Собрались мы быстро, до аэропорта тоже домчались мигом. И уже почти у трапа опять открыл рот охранник: - Да если надо, привезу я вам два миллиона. Легко. Хоть завтра.
Его быстро оттеснили назад конторщики, Олег выматерился и мы поднялись в самолет.
Охранник вернулся через месяц. Им понадобился месяц, чтобы понять, что он просто дурак.
Конечно, я понимала, что мы перешли дорогу крутым людям и так это все не пройдет. Я прилетела домой и закрыла успешную, с наработанными контактами, фирму. Я предупредила фирмы партнеров о возникшей ситуации. Мужики мои орали и матерились. Партнеры отмахнулись, как от идиотки. Через два месяца погибли от несчастного случая все, кто не бросил деятельность в этом направлении. Мужики мои пришли и сказали спасибо.
Чего мне бояться?

ТВОРЧЕСКАЯ БИОГРАФИЯ

Людмила Ламонова родилась в 1955 г. в с. Софиевка Пономаревского района Оренбургской области. Окончила Оренбургский государственный педагогический институт. Выпустила книги стихов «Быть женщиной», «Я есмь», публиковалась в московских сборниках «Бочонок меда для сердца», «Легкий крест любви», в газетах «Южный Урал», «Комсомольское племя», «Вечерний Оренбург», журнале «Молодая гвардия», альманахе «Башня», Член Союза журналистов РФ, Член Союза российских писателей. Живет и работает в Оренбурге.

Прочитано 55 раз Последнее изменение Понедельник, 12 августа 2019 07:30
Другие материалы в этой категории: « О настоящей любви Приют »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Поиск

Календарь событий

Последние публикации

авг 29, 2019 42

Приют

МЫ ТАК ДОЛГО ЖДАЛИ, ЧТО ОДИН ИЗ НАС ПРЕДАСТ ВТОРОГО, ЧТО…
авг 13, 2019 114

Новое солнце

FILMSTORY – Глазовы, подъем! – Вить, поднимайся, засоня,…
авг 12, 2019 100

Кода, теория и практика ухода

НЕ ПОСЛЕДНЯЯ ПЬЕСА Действующие лица: Мальчик – 14 лет.…
авг 12, 2019 56

Мы остались живы, или чего мне бояться?

Я бы всем, кто занимался бизнесом в 90-ые годы, ордена…
июль 09, 2019 86

Сколько Богом отмерено

Я РОДИЛСЯ НА ТРОИЦУ Я родился на Троицу,Чтобы к миру…
июль 09, 2019 74

Папины сказки

РАССКАЗ Вика стоит у окна, положив свои маленькие ладошки…
июль 09, 2019 58

«Главное, чтобы мы услышали…»

ПО СТРАНИЦАМ ЖУРНАЛА «ГОСТИНЫЙ ДВОРЪ» Рассказ Юрия…
НАПИШИТЕ НАМ
1000 максимум символов