Понедельник, 21 декабря 2020 15:19

Светлый Апокалипсис

Автор
Оцените материал
(0 голосов)
На фото молодые русские поэтессы Анастасия Устинова и Наталья Кукушкина, увлекающиеся кей-поп-культурой На фото молодые русские поэтессы Анастасия Устинова и Наталья Кукушкина, увлекающиеся кей-поп-культурой

В новом номере всероссийского электронного литературного журнала ЛИТЕРРА опубликован материал члена Союза писателей России, поэтессы Дианы Кан о поэтическом сборнике поэта Бориса Селезнёва «Лучший день».


Исконно, ещё с тех времён, когда Русь приняла христианство от Византии, русские люди к Апокалипсису относились осторожно, не сказать настороженно. Периодически в обществе, во времена социальной регрессии, эти настроения усиливались.
Во время социальной и экономической стабильности, сходили на нет. Но никогда не исчезали совсем, скорее впадали в некий летаргический сон… В глубине души у каждого русского человека, даже если он считает себя атеистом, есть некое неотменяемое генетическое чувство Абсолюта, к которому стремится душа. И некое глубинное понимание того, что строгость наказания за содеянное – есть лишь одно из проявлений божественной любви. «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю», – говорится в Откровении Иоанна Богослова. А стало быть Светлым по праву можно назвать не только праздник-Воскресение, но и наказание, исходящее Свыше. Вспомним, что СВЕТ – одно из имён Христа-Логоса!
Тема Апокалипсиса прочно вошла в русскую культуру, которая отчасти была заворожена картинами небесного воздаяния за земное несовершенство. Но стоит ли воспринимать Апокалипсис лишь как безжалостный приговор человечеству?
В Откровении Иоанна Богослова, помимо печальных и трагических моментов неизбежности наказания, много света и святости. Так, в частности, считают некоторые уважаемые доктора богословия (тот же Антон Небольсин). Вот об этом светлом Апокалипсисе вспоминаешь, читая книгу стихотворений замечательного поэта из богатой духом Нижегородчины Бориса Селезнёва. Книгу, которую ты держишь в руках, дорогой читатель!
«Мне честь Отчизны дорога! //Но кто из церкви гонит люд //На Пасху – Вырастут рога //У тех отъявленных иуд! //И ни единый не уйдёт //От гнева Божьего! Гляди! //Заря кровавая встаёт //Пожаром страшным впереди!..»
Невольно просится вопрос – почему же Апокалипсис в стихотворениях поэта предстаёт пронизанным светом наказания любящего нас несмотря на грехи наши Господа? Видимо, одна из причин тому –утрата воспоминаний о русском рае, которые не просто, будучи словесно оформленными, рассыпаны на страницах этой книги, но как бы питают и делают светоносным междустрочное пространство стихов. Ощущение неизбежности грядущей трагедии и в то же время радость бытия парадоксально переплетены в этой книге. Это –парадоксальность жизни, несовместимая с дидактической заданностью, коей порой страдают «учительствующие» поэты, претендующие на право изречения истины в последней инстанции и забывающие, что истина порой является людям в обличье ереси.
Сидела птица на руке, //Свистела пуля у виска. //Купались девки в молоке – //Была молочною река. //И берег был из киселя – //Тот, за который бы убил! //И берегла меня земля, //Земля, которой не грубил. //Река, земля и девки те… //Какая их снесла беда? //Кто жил в подобной красоте – //Не отречётся никогда!..»
Молочные реки и кисельные берега древней Руси питают творчество Бориса Селезнёва той неискоренимой в принципе надеждой, которая даётся не всем, но лишь душам, как сказал бы психолог, от природы правильно поставленным: Мой октябрь – не весна, //Он, как поезд лесом прёт! //Только сунься из окна – //Ветром голову сорвёт! //Лишь внутри покой царит, //Люди спят, иль водку пьют. //Им никто не говорит // Чем грозит такой уют. //Ведь в стране ветра свистят //Да пожары там и тут. //Листья пламенем горят, //Их спасать – напрасный труд. //Всё сгорит – не надо дров, //Станет жарко на Руси…//Ждём мы снега на Покров, //Богородица, спаси!!!
Ангел, неизбежный вестник Апокалипсиса... Он не всегда приходит свыше, ведь он живёт в душе каждого из нас, и готов всегда говорить с нами… Вопрос, находим ли мы время и желание до поры услышать его? А между тем услышать бы надо, ведь он хочет поговорить с нами о нашем, о русском – прошлом, настоящем и будущем…
«А за окном белым-бело… //Слезу нечаянно сотру. //Мне среди русских жить светло, //Сказал мне Ангел поутру. //Такой простой невинный край – //Он всем по сердцу и уму! //Нам среди русских просто рай – //Народы вторили ему. //Мы будем тут хоть триста лет //Детей лелеять и внучат… //И никому тут дела нет, // Что только русские молчат, //Что за окном белым-бело, //И слёзы мёрзнут на стекле… //И мне, конечно повезло, //Что буду спать в родной земле, //Что здесь моя остынет кровь, //Пока ещё Россия спит, //Что рано-рано на Покров //За мною Ангел прилетит…»
Светоносный Апокалипсис в стихах Бориса Селезнёва обладает художественной сверхзадачей высветить в душе каждого из нас то, ради чего, собственно, мы и были призваны в этот мир, созданный Творцом для нас с любовью и во имя любви. Любовная лирика Бориса Селезнёва – это особая большая тема, которой я бы не хотела касаться вскользь, потому что она заслуживает отдельного осмысления и исследования. Тем не менее фундамент, на котором стоит поэтическое творчество автора этой книги, несомненно, это фундамент любви и вечного поиска любви в окружающей нас непростой действительности. Даже рассвет может не состояться, если в мире иссякнет любовь к ближнему. Мир наш стоит не только на немногих праведниках и подвижниках Веры, но и на тех, кто наделён талантом любить и побеждать любовью смерть: Что ж ты закусил губу, //Чуть не в рёв… Мужик, держись! //…Вот она лежит в гробу. //Помнишь, как любила жизнь?.. //Я и сам реветь готов – //Люди плач поставят в грех. //В окружении цветов //Здесь она живее всех. //И прекрасна, и легка //(Нас любила, дурачков),// Улыбается слегка //И глядит из облаков. //Вот несут её в гробу. //Громыхнул салют вдали. //Что ей подарить смогу? //Только горсть родной земли…»
Что ж, горсть родной земли – разве это мало? Когда в старину русичи, уходя в дальние странствия или идя на бой, брали с собой главный оберег – землю предков, завёрнутую в шёлковый платок. И эта неразрывная связь с землёй, политой кровью и потом предков, помогала нам побеждать и защищать свою любовь и веру несмотря ни на что.
«В стране буржуев и бандитов, //Блаженных, нищих и калек //Любовь сказала мне: – Иди ты, //Ненужный, лишний человек! //Иди, замкнись в свои стихии, //На жизнь-злодейку не гляди… //И вот сижу, пишу стихи я //О том, что будет впереди. //А впереди – одна разруха, //Рассветы русские в крови. //К чему мне тут «обитель духа» //Без Родины и без любви?! //Сидеть в затворе мне не слаще, //Чем чашу горькую испить – //И ухожу я в мир горящий, //Чтоб нашу веру защитить.
Конечно, веру способен защитить только способный любить – ближнего, Родину, Бога, Слово… Ведь «в начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог…» И разве пресловутая цифровизация нашей жизни, перевод всего и вся на цифру, не есть отход от Бога, Слова и, как следствие, небесной любви? Если у Бога во главе творения стоит Слово, то нетрудно догадаться, кто стоит за антагонисткой Слова – Цифрой, которая в наше апокалиптическое время всячески пытается не просто подменить слово, но вытеснить его! Отход современной цивилизации от Слова, подмена Божественной сущности Христа-Логоса-Слова цифрой – одна из самых вопиющих примет Апокалипсиса… И кто знает, быть может, даже не борьба с цифрой (ведь борьба всегда косвенно подтверждает значимость того, с чем борется), а именно это вот равнодушное «МИМО ЗЛЫХ ЦИФРОВЫХ СИСТЕМ», о котором пишет поэт, и есть самое эффективное противодействие Апокалипсису? А перед возможным грядущим крушением мира все равны, ибо несть перед Богом и перед Его наказанием «ни эллина, ни иудея…» Впрочем, и всемирная отзывчивость русской души, подмеченная ещё Достоевским, тоже никуда не делась.
Не бросайся в истерику – //Не ходи по ножу! //Я боюсь за Америку, //За китайцев дрожу! //Я боюсь за Австралию //И за чукчей боюсь, //Но скажу, чтобы знали вы: //Не боюсь лишь за Русь!! //Эти ж, как ни стараются, //А провалятся вновь. //Во всём мире останутся //Только Русь да Любовь!!
Тем не менее Христос-Логос, не будем забывать, принес нам не только мир, но и – меч, дабы защитить Россию, страну, где в силу её огромной территориальности богослужения идут круглосуточно. Не успевает закончиться церковная служба во Владивостоке, как тут же, в силу часовых поясов, начинается в Калининграде. А потому защита России – почётная, и я бы даже сказала – божественная наша прерогатива. А за неимением меча всегда под рукой куда более обиходная русская дубина:
«Не гляди на вещи косо, //Брось глазёнками стрелять! //Скоро здесь америкосы //Будут плавать и гулять! //Подойдёт лощёный, гладкий, //То-ли гей, а то-ли гой. //Спросит: «Детка, всё в порядке?» //И подружится с тобой. //Вот картина, так картина! //Заберёт, кого любил! //... Где лежит моя дубина, //Я пока что не забыл!».
Не единожды пуганый Апокалипсисом, как неким тёмным явлением, читатель в ходе чтения этой книги откроет совсем другую сторону этого явления. И не раз поблагодарит её автора – замечательного поэта Бориса Селезнёва за то, что он силой своего вдохновенного таланта и веры в особое предназначение России, сумел открыть нам тот Свет, который побеждает мрак и помогает обрести мудрость, без которой невозможно сохранить надежду, веру и любовь.

ИСТОЧНИК: https://literra.online/publications/authors/vladimir-sereda/svetlyy-apokalipsis

Прочитано 74 раз Последнее изменение Понедельник, 21 декабря 2020 15:31
Кан Диана

Диана Елисеевна Кан родилась в советском городе-гарнизоне Термезе в Узбекистане в семье кадрового офицера, этнического корейца. В 1980 году переехала в Оренбург, на родину матери, потомственной яицкой казачки. Закончила факультет журналистики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и Высшие литературные курсы Московского литинститута. Работала в оренбургских газетах. Член Союза писателей России, руководитель народного литобъединения «Отчий Дом», автор семи стихотворных книг. Дважды лауреат ежегодной премии журнала «Наш современник», лауреат всероссийских литературных премий «Традиция», «Имперская культура», Самарской губернской премии в области литературы, Самарской региональной премии им. поэта Виктора Багрова, премии имени Валериана Правдухина альманаха «Гостиный Двор» (2010), Всероссийской литературной Пушкинской премии «Капитанская дочка» (2012).
Живёт в Оренбурге.

Другие материалы в этой категории: « Памяти Леонида Бородина

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Поиск

Календарь событий

Последние публикации

янв 12, 2021 30

«Мы за Родину пали. Но она спасена»

Дорогие читатели и авторы литературно-художественного и…
На фото молодые русские поэтессы Анастасия Устинова и Наталья Кукушкина, увлекающиеся кей-поп-культурой
дек 21, 2020 75

Светлый Апокалипсис

В новом номере всероссийского электронного литературного…
окт 07, 2020 243

Бегство, или Черный Смех

Посвящается Марату Искандерову, врачу-психотерапевту и…
сен 03, 2020 110

Ранние раны ли?

Союз российских писателей совместно с Министерством…
авг 03, 2020 15

70 лет Владимиру Изтляеву

Владимир Нуртаевич Изтляев родился в 1950 году в селе…
июль 23, 2020 203

«Мозги не брови, их не нарисуешь!»

Беда современной России в том, что все ключевые посты…
Л.И. Бородин (крайний справа) с В.Н. Воробьёвым, доктором культурологии, и С.А. Небольсиным, доктором филологических наук во время поездки на теплоходе «Константин Симонов», 1993 г.
март 03, 2020 303

«Мне Русь была – судья и мать!»

ТРЕТЬЯ ПРАВДА ЛЕОНИДА БОРОДИНА Понятия, а тем более дела…
НАПИШИТЕ НАМ
1000 максимум символов