Вторник, 26 ноября 2019 17:14

«Никаких чудес» и чудеса театрального года

Автор Дегтярёва Татьяна
Оцените материал
(0 голосов)

ОБЗОР ЖУРНАЛОВ «ГОСТИНЫЙ ДВОР» №№ 11 и 12

Литературные страницы 11-го номера «Гостиного Двора» открывает роман-сказка Александра Филиппова «Никаких чудес».

Когда начинаешь читать новое произведение талантливого, не раз радовавшего и удивлявшего тебя автора, всегда несколько настораживаешься: вдруг новое разочарует, не оправдает надежд. Но, слава богу, новое произведение писателя не только не разочаровало, но снова удивило, обрадовало, завалив многими мыслями, чувствами и вопросами. И хотя называется новый роман-сказка «Никаких чудес», разного рода чудеса здесь на каждом шагу. И чудеса как таковые, именно сказочные. И чудеса удивительного проникновения автором в скрытые глубины внутренней жизни своих вовсе не сказочных героев, и, конечно, чудеса писательского мастерства, его изумительной, тонкой до пронзительности иронии, которая позволяет с улыбкой, а нередко и через неудержимый смех увидеть самые серьезные вещи окружающей нас жизни.
Говорят, исчезла сегодня сатира, да нет же – вот она. Это, конечно, не едкое слово М.Е. Салтыкова-Щедрина, а тонкая, изящно выписанная картинка сегодняшнего нашего грустного бытия, что называется, со всеми вытекающими... Читаешь, смеешься до слез и не устаешь дивиться тому, как же точно, как смешно, но и жутковато: неужто это все о нас любимых?!
Заставили задуматься и стихи Виталия Молчанова. Яркий, харизматичный, он хорошо известен своими стихами историко-патриотической тематики, принципиальностью позиции в отношении насущных проблем времени. И вдруг такие камерные, такие тихие и глубокие стихи-раздумья о жизни и о человеке. И хотя внешне эти стихи идут как бы в русле заданной 11-ым выпуском «Гостиного Двора» театральной темы, по сути, они много шире ее. Это размышления не о собственно театре, а о невероятно сложном явлении, которое именуется «театром жизни» и в котором мы, так или иначе, как давно сказано, – актеры. Стихи поэта о том, что в силу многих, не всегда зависящих от него причин, человек нередко вынужден надевать на себя ту или иную и не всегда желанную маску.

«Плач – со смехом пополам,
cлёзы – с горем и водой,
ядом вспененный бальзам
вам предложит друг былой.

Среди мантий королей
и талмудов мудрецов
души спрятались людей,
лица честных и лжецов».

Стихи Виталия Молчанова о том, как непросто увидеть за маской истинное лицо. И как трудно не перейти ту неуловимо тонкую грань, за которой теряется личность человека, и остается только «роль».
Рассказ Ирины Родионовой «Лыбедь», словно подхватывая мысль Виталия Молчанова, как раз об искусстве видеть человека «без маски», что называется, в глубину.
Многие ли сегодня, как, впрочем, и во всякие времена, замечают униженных и оскорбленных? Молодой педагог из Новотроицка Ирина Родионова не только замечает, но пристально всматривается в их существование, пытаясь понять.
Главная героиня ее рассказа «Лыбедь» – Марья Вениаминовна – старая одинокая женщина, которой почему-то все чаще стал вспоминаться бомж Витек из времени ее юности. Почему именно он? И почему так настойчивы связанные с ним видения, в которых она, полная надежд на будущее юная девушка, не оглядываясь на косые взгляды, регулярно подкармливала этого Витька то пирожками, то солеными огурчиками, а он с нежностью говорил ей:
«Ты, Марь Вениаминовна, – лыбедь. Слыхала о таких? Лебедиха короче. Белая вся, прям светишься. Как ангел. За что мне, пропойце, такая цаца попалась?».
Почему же потом, за долгие годы ее дальнейшей жизни никто так и не заметил ни ее душевной белоснежности, ни того, что так отличало ее от других людей? Ведь не в пирожках же только здесь дело. Почему же?
Очаровали, удивили глубиной, обожгли непридуманной болью стихи Алексея Хальзунова.

«Срубим сук, на котором сидели,
спилим ствол и присядем у пня.
На исходе Прощёной недели
за меня вы простите меня!

Вы простите меня за попытку
щупать время сквозь времени сбой,
за мою ежедневную пытку
быть собой – не казаться собой...».

Спасибо автору и за эту боль и за свойственное только настоящим русским поэтам чувство необъяснимой вины за все и за всех.
Главная тема 11-ого выпуска «Гостиного Двора» – театральная. И так отрадно, что театр современной пьесы не просто жив, но радует разнообразием ярких и талантливых работ.
«Бомж» – так назвал свою пьесу заслуженный деятель искусств Р.Ф. Владимир Десятников. Его сцены из русской жизни – это отражение глубинной России, состояния и умонастроения русских людей, живущих далеко от мест, где как бы назначено вершиться судьбе отечества. А вершится она, как мы видим, именно здесь, далеко от столиц, в надеждах и чаяниях «простых» людей. Всех их, от Кандидата в будущую местную власть, от матери героя Марии до пьяницы Михаила и до Бомжа объединяет боль за происходящее вымирание русской деревни, за потерю смыслового отечественного ориентира, за предательство народного подвига в наших великих войнах, за будущее России. Люди ищут ответы на свои горестные вопросы, ищут выход из создавшегося положения, мучительно осознавая и осуждая свою инертность и пассивность.
И удивительное дело, что главный герой произведения и ее самый авторитетный представитель – вовсе не продвинутый и вполне приличный Кандидат, а Бомж, человек без определенного места жительства, то есть живущий везде. Он видит и понимает то, что не всем дано понимать. Но главное, что именно этому человеку, истинно верующему и ни на какую выгоду не нацеленному, так верят люди. Он всякий раз немногословно, но убедительно напоминает о вещах, которые сегодня предательски отринуты, но которые, выстраивая духовную крепость нашего Отечества, всякий раз спасали его.
Духовное опустошение происходит не только в глубинной России, но и во вполне цивилизованном центре. Об этом пьеса «Сундук» молодого драматурга из Москвы Марии Косовской. Пьеса не велика по объему, но почти сногсшибательна по производимому впечатлению. Ее главный герой Николай Петрович за все действие пьесы, жанра прежде всего разговорного, не произносит ни слова. Он занят исключительно тем, что роется в местах городских мусорных свалок в поисках выброшенной за ненадобностью электроники, Шокирует, что это все при том, что живет этот человек в элитном жилищном комплексе, в шикарной квартире с женой, у которой высокая должность и личный водитель. Единственное и заветное занятие Николая Петровича, которое совершает он только в одиночестве – просмотр старого телефона, запечатлевшего последние кадры с единственным сыном Юрой, которому в уличной драке перерезали горло перочинным ножом.
Жена упивается своим высоким положением, а у Николая Петровича осталось только эта старая Motorola с последним напоминанием о сыне, которого они с женой, по сути, просмотрели. Сознание своих ошибок и своего абсолютного одиночества сжигает этого человека изнутри, и он не находит себе никакого более успокоительного и со всем примиряющего места, кроме большого старинного, на свалку выброшенного сундука...
Нежной ностальгией дышит теплая пьеса нашего земляка Александра Тюжина «Просто Юра». Это ностальгия по времени, когда мальчишки бредили о космических полетах, рвались в науку, когда не завидовали, а радовались за сверстников-героев. И это, конечно, дань памяти великому нашему земляку Юрию Гагарину.
Не может не радовать и то, что и сатирическому действу находится сегодня место. Пародию-фантасмагорию Сергея Салдаева «Разговорчики» невозможно читать без смеха до слез, до грустного осознания того, со времени издания указа «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом» прошли десятилетия, а пить меньше не стали.
Любопытны и произведения гостей нашего журнала.
О несколько необычных «героях» идет речь в рассказах Бориса Агеева из Курска. Старый, видавший виды диван, внушительный верстак, скамеечка у дома, собачья будка. Почему именно о них идет речь, и чем такие «герои» могут зацепить? А вот цепляют почему-то – не сразу и оторвешься. Подборка рассказов называется «Места силы». Автор пишет:
«О местах силы я услышал от одной из своих синеглазых племянниц. Будто бы есть такие мистико-энергетические точки, в которых природа достигла совершенства. В них соединяются внутреннее и внешнее, мирское и священное, небо и земля. И якобы в них происходят изменения в природе и психике». И по мере чтения этих вроде бы простых рассказов о простых вещах вдруг понимаешь, что любовно представленные в них вещи – не просто предметы домашнего обихода, а соучастники жизни большой деревенской семьи, та неотъемлемая ее часть, которая безмолвно эту жизнь наполняет. Рассказы Бориса Агеева о том, как мало человек задумывается о незримых нитях, связывающих человека с предметами его дома и двора, об их благотворном взаимодействии.
Связанные с такими вещами места и есть «места силы», то самое, всегда подпитывающее человека «мистико-энергетическое» поле родного дома, родных людей и родных вещей. Места силы – это места сердца и наполняющих его дорогих воспоминаний.

«Гостиный Дворъ» № 12

Мотивы детства, родительского дома – тема вечная, иначе и быть не может, как не может быть безразличия человека к своим корням, к своему роду и, по большому счету, к своей судьбе, в которой эти корни не могут не сказаться. И счастье, когда корнями этими можно гордиться и радостно длить и их. Но, увы, так бывает не всегда. Главный герой рассказа Евгения Триморука «Жалько» как раз о корнях, которые хотелось бы вырвать. Это рассказ об отце-пьянице, о дремучести семейных устоев, в которых оказалась мать главного героя, о терзающем молодого человека чувстве своей сопричастности нечистой, уродливой жизни. И так очевидно брезгливое отношение героя к попытке отца смягчить уродливое действо мягкими, но подложными словами -«паразитенышами». Не сразу понимает герой рассказа, что «жалько» в устах отца не есть выражение подлинной жалости, а лишь его претензии при гадких поступках сохранить приличное лицо. Тяжкий рассказ, но острое неприятие лжи и нечистоты жизни отца убеждает, что в своей жизни герой рассказа не даст разрастись презираемым им дурным корням.
Что иногда заставляет читателя захотеть читать произведение какого-либо нового автора? Иногда это только представленное на фото лицо этого автора. Лицо автора новеллы «Голубка моя» Владимира Молчанова притягивает своей редко встречаемым сегодня выражением удивительной доброты и расположения к людям. Его новелла как-то очень этому лицу соответствует.
Сколько бы и чего ни писалось о любви – это всегда интересно, всегда трогает, тем более, если чувство было настоящим и передано честно. В этом убеждает новелла Владимира Молчанова. Абсолютная авторская простота и естественность подачи событий, без всякой словесной затененности и «тумана». Доверительно переданное автором чувство большого чистого, не размытого временем сердечного посыла в адрес своей возлюбленной делают произведение живым, теплым, редкостно трепетным.
Повесть Михаила Тарковского «Не в своей шкуре» погружает читателя в заповедный уголок таежной Сибири с особым укладом жизни людей из давних староверческих поселений, завораживает столь отличным от центральной России говором живущих здесь людей.
Герои повести – пять братьев Долговых. «... идут они от Аввакумовского смоляного корня». Особенность каждого из них, их внешняя и внутренняя нестандартность живописно представлена автором через сравнение с мощью и красотой сибирских деревьев, кедра или лиственницы. Читаешь и радостно отмечаешь, что не перевелись еще на Руси большие красивые люди, хранители настоящего дела и стойкой своей веры. Но это касается только четырех из братьев. Младший, Федор, в общий семейный рад не вписывается. Почему?
«Помимо верности вере, – пишет Михаил Тарковский, – братовьёв объединяет страсть к любимому делу. А Фёдору не дал Бог кровного ремесла, либо давал, да тот не взял. И вроде работящий мужик, но ничего ему не интересно». Теряется в смутности нового времени некогда незыблемая крепость веры предков и старших братьев главного героя, а вместе с ней теряется что-то главное в этом человеке, необходимый для полноценной жизни стерженек. Страсть к деньгам, как заразная болезнь нашего бытия, одолевает и Федора.
Как живет, чем мучается герой повести, выпав из естественной родовой обоймы, проживая «не в своей шкуре» – главный вопрос повести.
Уж так, казалось бы, наслышаны мы о войне, о войне любой, где бы она ни происходила. Сколько прочитано о ней, сколько увидено в фильмах, а привыкнуть к ней невозможно, как невозможно понять зачем, во имя каких таких целей льется иногда кровь людская, гибнут и калечатся молодые, полные сил и возможностей парни. Талантливый рассказ одесского ученого и прозаика Игоря Середенко «Подарок» об одном из таких парней. Страшный в голой простоте поданных событий рассказ будоражит не смиряющееся с произошедшим сознание, возмущает совесть. И хоть плачь, ответов на незримо кричащие в рассказе вопросы нет.
Молодой автор из Татарстана Фаргат Закиров пробует свои силы в передаче психологически глубоких, иногда тщательно скрываемых человеком от самого себя проявлений. Его рассказ «Андрюшка» о тринадцатилетнем подростке. Это, хотя и замкнутый, но замечательно умный, много читающий, умеющий мечтать мальчик. Он добр, внимателен к своей матери с ее неудавшейся женской судьбой. Но что тогда «вдруг» подвигает его на дурной, как бы совсем неожиданный для него самого поступок? Автору удалось показать, почему стал возможен этот, на первый взгляд, действительно, внезапный поступок подростка.
Большой радостью для всех, кто любит поэзию, стала публикация в журнале «Гостиный Дворъ» (№8 и №10) глав из книги о Николае Заболоцком замечательного поэта, прозаика и критика из Казахстана Вячеслава Михайлова «Иволга, леса отшельница». 12-ый выпуск «Гостиного Двора» венчает ее.
Хочется поблагодарить автора за эту удивительную книгу, значение которой трудно переоценить. В наше холодное время, столь далекое от большой поэзии, вспомнить поэта удивительной судьбы и таланта, стоящего в одном ряду с Пастернаком и Мандельштамом и в то же время вне всякого ряда, непонятого и непринятого своим временем, точнее литературной властью своего времени, дорогого стоит. Любовь автора книги к своему герою, пристальное внимание к каждому факту жизни, восхитительная восхищенность его гением невольно передаются и читателю. Понимание роли Заболоцкого в русской поэзии и русской культуре делают произведение Вячеслава Михайлова достоянием современной литературы. Это труд по-настоящему нужный и, что немаловажно, интересный читателю. Чего стоит только возможность вновь перечитать (а для молодых – познакомиться) включенные в повествование стихи Николая Заболоцкого. Перечитать, например, «Можжевеловый куст» и замереть от пронзительной боли, от безмерности потери, пронизывающей эти редкостные по тонкости стихи.
Петр Краснов продолжает биться над сложнейшими вопросами современных реалий. Его работа «Лев Толстой и Ноосфера», по большому счету – тревожное вопрошение о судьбе отечественной литературы в обстоятельствах бесконечной и безудержной лжи, переполняющей сегодня нашу Ноосферу.
Автор пишет:
«Сверхмассовый, можно сказать, выход в информационное пространство (которое является весьма значимой, если не определяющей частью Ноосферы) «низовых» пользователей Интернета создал совершенно новую, небывалую в истории человечества социокультурную ситуацию».
В своих размышлениях писатель отталкивается от двух фактов международной политики, давших зеленый свет такой ситуации.
Первый – потрясший мир «теракт» в США 11 сентября 2001 года, который автор определяет как «сделанную собственными спецслужбами чудовищную диверсию-провокацию» и как «символ запредельной наглости и хамства по отношению ко всему угрюмо смолчавшему человечеству, ко всей многострадальной Ноосфере как таковой».
Второй факт – так называемая «лунная афера» США, когда американцы в жадном стремлении переплюнуть СССР своими достижениями в космическом пространстве просто выдавали желаемое за действительное. Петр Краснов на ряде примеров показывает всю несостоятельность и смехотворность приведенных американцами данных о своих «лунных достижениях».
Но главное даже не в самих этих фактах как таковых, а в том, что «Эта как бы «разрешённая» вышеприведёнными, глобальными по масштабу «акциями» ложь в последние десятилетия распространилась на все уровни, полновластно захватила не только мировое массмедийное, но и культурное пространство, вызвав вполне очевидный кризис едва ли не всех видов искусства и самой культуры в целом».
Автор печально констатирует, что невиданная доныне во всех сферах сегодняшней жизни ложь, в том числе и эстетическая «...вполне злостно разъедает и все смыслообразующие этические принципы, выстраданные человечеством».
И уже не грусть, а стоящую за словами писателя сокрушенность можно почувствовать, соотнеся современную информационную разнузданность во всем, а тем более в сфере отечественной литературы, с временами Льва Толстого, которые «...мы, – пишет Петр Краснов, – продолжаем считать классическими в смысле устойчивости базовых понятий о правде и лжи, добре и зле, красоте и уродстве, о чести и бесчестии». Как страшно далеки мы нынче от этих спасительных классических канонов. Писатель выражает в связи с этим большую тревогу, наблюдая, что очень и очень немногие озабочены сегодня оздоровлением нашей Ноосферы.

Прочитано 182 раз Последнее изменение Четверг, 19 декабря 2019 14:26
Другие материалы в этой категории: « «Главное, чтобы мы услышали…» Год памяти и славы »

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Поиск

Календарь событий

Последние публикации

сен 03, 2020 33

Ранние раны ли?

Союз российских писателей совместно с Министерством…
июль 23, 2020 79

«Мозги не брови, их не нарисуешь!»

Беда современной России в том, что все ключевые посты…
Л.И. Бородин (крайний справа) с В.Н. Воробьёвым, доктором культурологии, и С.А. Небольсиным, доктором филологических наук во время поездки на теплоходе «Константин Симонов», 1993 г.
март 03, 2020 202

«Мне Русь была – судья и мать!»

ТРЕТЬЯ ПРАВДА ЛЕОНИДА БОРОДИНА Понятия, а тем более дела…
март 03, 2020 433

Number One

Пусть твоим счастьем станет: всегда быть первой и никогда –…
март 03, 2020 212

Год памяти и славы

Подготовлены к печати сразу два номера журнала «Гостиный…
март 03, 2020 326

Памяти Леонида Бородина

Восемь с лишним лет назад, 24 ноября 2011 года, не стало…
март 03, 2020 239

Станут ли Уфа и Оренбург морскими портами?

Нам в редакцию прислали статью о том, как развивать…
НАПИШИТЕ НАМ
1000 максимум символов