Понедельник, 21 ноября 2016 08:51

Стать членом – честь невелика

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Размышляя о поистине массовом и явно бесконтрольном приёме в члены Союза писателей России, что имеет место быть в некоторых регионах (сужу по книгам авторов, попавшихся мне в руки), сочинила экспромт:

Скажу отнюдь не свысока,
Но так, а не иначе:
Стать членом – честь невелика,
Поэтом стать – задача.

Как-то на секции поэзии в Самаре, в ходе обсуждения одного сколь амбициозного, столь же бесталанного, автора, претендующего на приём в члены СПР, я спросила: «Зачем Вам нужен статус члена Союз писателей России, все мы, тут присутствующие, понимаем. Объясните нам, зачем Вы нужны Союзу писателей?». Автор поначалу оторопел от такого весьма простого и логичного, но оказавшегося в данной ситуации нелогичным, вопроса, с которого, в принципе, и должна начинаться процедура «очленения», но тут же нашёлся: «Вы знаете, я много выступаю, популяризирую литературу, читая свои стихи людям...». Что говорится, утешил, полагая на голубом глазу, что его стихи (если их таковыми можно назвать даже с натяжкой) способствуют позитивному имиджу литературы вообще и Союза писателей в частности. Ведь есть авторы, читая творения которых, есть два варианта недоумёния. Первый: «Как же так? Почему этот человек до сих пор не в Союзе писателей?». Но есть другой вопрос-недоумение: «Как? Автор этих нетленок член Союза писателей?».
Страшная тенденция, когда Союз писателей превращается в Союз членов Союза писателей, имеет место быть по факту. Года два назад размышляли вслух с одним коллегой и тот недоумённо высказался (тоже имея в виду снизившиеся творческие критерии приёма в союз писателей): «Как нам определяться в плане приёма в СПР, у нас организация общественная-общедоступная или элитарная-профессиональная? Тогда и разные критерии приёма!». Я тогда только пожала плечами, потому что не была готова высказаться. Но потом размышляла над этой, по сути, надуманной дилеммой, и пришла к выводу, что мы должны относиться к союзу писателей не как к «общедоступной» и не как к «элитарной» организации. Союз писателей не общество любителей пива и не закрытый клуб. Союз писателей в первую и главную очередь – ТВОРЧЕСКАЯ организация. Когда творчество будет поставлено во главу угла, а управлением остатним писательским имуществом займутся талантливые управленцы-менеджеры, многое встанет на места. Есть творчество – есть автор, на нет – суда нет. Мы ценим Михаила Шолохова на просто как Михаила Шолохова, а как автора «Тихого Дона», «Судьбы человека», «Поднятой целины». Не будь в шолоховском творческом активе этих текстов, кому бы он был интересен? То есть в определённой степени не текст прилагается к автору, но – с точностью до наоборот. В противном случае будет, как в анекдоте «Писателя Пупкина за хорошее поведение иласковую искательность к литначальству последнее (начальство) назначило гением».
И вот опять-таки о членах и членистоногих... Вспоминается случай середины 90-ых годов, когда рекомендацию мне в Союз писателей России решил дать известный московский поэт (не Юрий Кузнецов!). Он как раз в это время был по служебным делам в Оренбурге, где я жила тогда, дело было в Доме литераторов. Написав мне рекомендацию в Союз писателей России, он вдруг сказал: «Эх, надо же номер писательского билета указать, а у меня билет в Москве, да и номер я не помню... Впрочем, ладно! И без номера сойдёт, меня в приёмной комиссии прекрасно знают...». Помнится, я тогда подумала: «Вот, значит, в каком направлении надо дрейфовать! Чтобы можно было потерять билет и тебя знали на просторах России как поэта и без билета!».
А сейчас что по факту? Фактически, когда мы принимаем в Союз писателей России автора, то надо чётко ему объяснять, что ему фактически выдаётся льготный творческий кредит под будущие творческие свершения-выплаты. Кстати, сходство во многом есть! Никто вам не даст кредит в банке без солидных, финансово состоятельных, поручателей. И в Союз писателей автор (кредитуемый) должен представить три «поручителя» (в нашем литературном деле – рекомендателя), и в идеале они тоже должны быть состоятельны - творчески. А то частенько неоумеваешь: сам автор в творческом смысленикакой, и рекомендатели под большим вопросом в плане творческой состоятельности, сами наполучавшие творческих кредитов и так и не расплатившиеся за них, а теперь на голубом глазу сами уже выдающие поручительства-рекомендации. Банки в этом отношении умнее – они никогда не выдадут кредит сомнительному в плане платёжеспособности (в нашем смысле в плане творческой перспективности) клиенту, а уж если и поручители у него далече от кредитуемого не ушли, то и вовсе... Далее алгоритм таков: если кредитуемый оказывается неплатёжеспособным, в ответку идут поручители. Так в идеале должно быть и с приёмом с союз писателей. Если вновь принятый, который поручил творческий кредит, оказался творчески несостоятелен, то в ответку должны идти рекомендатели-поручители. И союзписателей вправе спросить их – по какому-такому принципу они давали свои рекомендации? То есть в идеале механизм приёма в союз писателей надо уподобить отработанному алгоритму выдачи кредитов, это поможет всем оставаться в тонусе – и рекомендателям, и рекомендуемым. А то глядишь, не успеет вступить в Союз писателей некий недоавтор, так вместо того, чтобы стараться соответствовать и оправдывать оказанное вИсокое доверие, начинает «гнать» на писателей (часто именно на поручителей-рекомендателей, ибо ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным!), которым творчески даже в подмётки не годится. Ибо самонадеянно уверен, ,что в союзе писателей все ЧЛЕНЫ равны. Члены-то, может, и равны, но не писатели!
И даже если де-юре равны, то де факто, творчески, есть те, которые равнее! Какое равенство может быть в творческой среде, это же смешно! Кстати, прагматичные системные китайцы прекрасно продумали и этот весьма щепетильный момент структуры творческого писательского сообщества, и нам бы в России не лишне перенять этот передовой китайский опыт структурирования творческой среды. В Китае все писатели подразделяются на три категории. Первая – молодые (ну это те самые, говоря по нашему, с выданными творческими кредитами под будущие творческие свершения). Вторая, более высокая категория – писатели регионального уровня. Это та самая база, что, собственно, и держит любой литпроцесс, золотая середина. Или же, говоря опять же экономическим объективным языком – творческий средний писательский класс. И третья, высшая, категория – это писатели, обладающие всекитайской и далее – известностью. Ну таких, понятное дело, много быть не может. Но слава Богу, что они есть, значит есть, куда стремиться остальным! Текстами, господа, стремиться, текстами! А не маклями, связями и гибкими позвоночниками!
Так что члены и прочие членистоногие, получая заветный красный писательский билет, помните, что жить надо так, чтобы оставаться писателем в глазах читательского и корпоративного сообщества даже после возможной утери билета.

Прочитано 251 раз
Кан Диана

Диана Елисеевна Кан родилась в советском городе-гарнизоне Термезе в Узбекистане в семье кадрового офицера, этнического корейца. В 1980 году переехала в Оренбург, на родину матери, потомственной яицкой казачки. Закончила факультет журналистики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и Высшие литературные курсы Московского литинститута. Работала в оренбургских газетах. Член Союза писателей России, руководитель народного литобъединения «Отчий Дом», автор семи стихотворных книг. Дважды лауреат ежегодной премии журнала «Наш современник», лауреат всероссийских литературных премий «Традиция», «Имперская культура», Самарской губернской премии в области литературы, Самарской региональной премии им. поэта Виктора Багрова, премии имени Валериана Правдухина альманаха «Гостиный Двор» (2010), Всероссийской литературной Пушкинской премии «Капитанская дочка» (2012).
Живёт в Оренбурге.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Поиск

Календарь событий

Последние публикации

авг 07, 2017 884

Учитесь прощать

ОДИН ВЗГЛЯД Я хочу затронуть довольно щекотливую тему,…
авг 07, 2017 75

Казик

Мы его звали – Казик. Не буду уточнять имя и фамилию. Так…
авг 07, 2017 42

Мимикрия

Женщина встала из-за стола, подошла к двери в офис и нажала…
авг 07, 2017 216

Отрывок из повести «Продавцы слов»

В вашей голове снова совершенно неожиданно раздаётся…
авг 07, 2017 78

За окнами тревожный август…

В мою школьную пору была популярной такая песенка. Читатели…
авг 07, 2017 70

У истока эпохи

В Москве вышла книга самарского прозаика и эссеиста, члена…
авг 07, 2017 78

Мой друг, что ты забыл в пустыне...

Мой друг, что ты забыл в пустыне,В холодном пламени зимы?Ты…
НАПИШИТЕ НАМ
1000 максимум символов